Форум » История, политика, общество » Душанбе. Февраль 1990 года. » Ответить

Душанбе. Февраль 1990 года.

Андрей: В эти дни исполняется 24 года с тех событий. А события те, по свидетельствам очевидцев, носили ярко выраженный анти-русский подтекст. Я сразу оговорюсь: я не обвиняю ни в чем таджикский народ. Что произошло- то произошло. Зачинщики тех погромов были, скорее всего, НЕ-таджики. Кроме того, многие простые таджики в то время оберегали русских и укрывали их от погромщиков. В провокациях против русских в Душанбе, помимо прочих, также принимали участие тамошние евреи и узбеки. Привожу свидетельства очевидцев. Дододжон Атовуллоев: «Коммунисты и КГБ-шники «сдали» половину нетаджикского населения Душанбе»Дододжон Атовуллоев, журналист, таджикский оппозиционер и лидер движения «Ватандор», также рассказал «Фергане.Ру» о том, что он помнит и как воспринимает февральские события: «Февральские события 1990 года в Душанбе останутся в истории Таджикистана черной страницей, причем страницей непрочитанной. Никто до сих пор точно не знает, как могло случиться то, что случилось, не названы виновные в тех событиях. Нынешние власти стараются о феврале 1990 года молчать, вообще не вспоминать – ни плохо, ни хорошо. Даже камень, который был установлен на площади Шахидон в память двадцати шести невинно погибших людей, - даже этот камень куда-то исчез, и никто не знает, кто распорядился его убрать. А ведь на месте этого камня сначала хотели поставить памятник…Когда началась горбачевская перестройка, Таджикистан начал бурлить. В людях проснулась надежда, начали выходить новые газеты, организовывались митинги – но в этих выступлениях не было ни антирусских, ни антиармянских, ни протаджикских настроений. Люди критиковали компартию, которая тогда была у власти, были настроены антикоммунистически. Тогда еще не было организованной оппозиции, даже партий не было никаких, кроме КПСС. В Таджикистане тогда было только движение «Растохез» («Возрождение»), и в него входили студенты, молодые ученые, цвет таджикской интеллигенции. В конце февраля 1990 года должны были проходить выборы в парламент, и многие лучшие люди – журналисты, ученые, представители интеллигенции – пошли в депутаты на тех выборах. И если бы они были избраны, то в Таджикистане был бы самый демократичный парламент. Но после февральских событий всех этих людей – и меня в том числе, я тоже шел в депутаты от Пенджикентского округа – обвиняли в причастности к февральским погромам и беспорядкам. Душанбе бурлил. А к тому времени уже произошли события в Баку и Тбилиси. И мне кажется, что одной из главных причин февральских событий был дикий страх правящей партхозноменклатуры потерять власть. Таджикистан мог стать новым очагом беспокойства, и нужно было подавить эту новую волну, людей, которые посмели иметь антикоммунистические идеи. В моей газете «Чароги руз» было опубликовано сенсационное интервью тогда еще майора КГБ Абдулло Назарова о тех событиях. Сейчас Абдулло Назаров – заместитель председателя КНБ Таджикистана. И Назаров тогда впервые открыто и от своего имени заявил, что к февральским событиям имеют непосредственное отношение сотрудники КГБ Таджикистана во главе с тогдашним председателем КГБ Петкелем. Тогда интервью Абдулло Назарова произвело эффект взорвавшейся бомбы – он называл многие имена и то, как именно КГБ участвовал в февральских событиях. Им нужен был повод для подавления движения, представители которого могли стать новой элитой Таджикистана. Им нужно было подавить стремление к свободе – а значит, им нужны были погромы. И Назаров рассказал, как сотрудники КГБ, сексоты, осведомители стали провокаторами тех погромов. Я знаю лично многих людей, которые тогда выходили на площадь перед президентским дворцом. И ни у кого из них не было оружия. Во времена СССР вообще оружия у людей не было. А власти стали передавать в Москву сводки о народных волнениях, мол, все вооружены, бандиты… Они писали, что таджики якобы выступали против российских войск, что нападают на военнослужащих, на русскоязычных… Москва была введена в заблуждение. Да, потом уже начался беспредел. Но только после того, как на этом митинге были убиты невинные люди. И если бы из Москвы не прислали спецназ, группу «Альфа», если бы Москва не ввела танки – то я не знаю, чем бы все закончилось. Слава богу, что тогда удалось это остановить.Ведь что такое был Душанбе в 1990 году? Маленький Париж. Половина населения – таджики, другая половина – русские, евреи, узбеки, татары… На одной свадьбе могли говорить по-таджикски, по-узбекски, по-русски… Это был интернациональный город, и каждый, кто приезжал из кишлака в Душанбе, становился городским жителем… И когда после февраля русскоязычные стали уезжать – а это были лучшие, самые образованные люди, - то их отъезд стал страшным ударом, от которого Душанбе до сих пор не оправился. Сейчас Душанбе – это большой колхоз… Я никого не хочу оправдать. То, что тогда случилось, - случилось стихийно, потому что тогда не было какой-то партии, штаба, откуда это все организовывалось, не было лидера, вокруг которого сплотились бы люди и указания которого они выполняли. Но страшно, что коммунисты и КГБ-шники, стараясь сохранить свою власть, положили на алтарь жизнь и безопасность половину нетаджикского населения Душанбе. Провокаторы пускали слухи, что армянам, которых тогда много приехало в Душанбе из Азербайджана, дают квартиры, предназначенные таджикам – а ведь таджики по двадцать лет в очередях на жилье стояли… Люди вокруг Душанбе жили в страшной нищете, которая сопровождалась огромным приростом населения: в одном домике жило по четыре-пять семей.Люди на митинге просили: пусть Махкамов выйдет к народу, пусть объяснит! И если бы он вышел и сказал, что никто ваши квартиры никому не отдает, что армян поселили в эти дома временно, по закону гостеприимства, потому что у них трагедия, они лишились домов, родины – ведь все бы поняли! И не было бы ничего! Когда в аэропорту Душанбе стояло два самолета с армянами, которые вылетали в Ереван, Хаджи Акбар Тураджонзода говорил, что эти самолеты нужно показать по телевидению, чтобы люди успокоились. Мол, они улетают! Но никто не показал эти сюжеты по телевидению, об этом не рассказали в газетах.И Махкамов не вышел, напряжение росло. А когда погибли люди, то ситуация стала неуправляемой, толпа пошла громить. И уже забыли об этих армянах, громили жилые дома, где вообще жили нетаджики, громили магазины, склады… Начался беспредел. Начали свою игру чиновники, которые работали в правительстве и занимали не очень важные места, - а им хотелось подняться выше. Подключились священнослужители, подключились провокаторы. Но надо отдать должное душанбинцам. В том районе, где я жил, недалеко от цирка, - на улицы выходили мужчины, женщины, по ночам разжигали костры и сторожили, охраняли свои дома и дома своих соседей-нетаджиков. Во многих районах города были созданы такие «отряды самообороны», мы ходили, кто с палкой, у кого нож в кармане – и охраняли. Я помню, как лучшие представители таджикской интеллигенции ходили по домам и убеждали жителей не поддаваться на провокации… И их слушали, потому что эти люди обладали авторитетом. Но мы не могли охватить все районы и защитить всех. Потом, после событий, мы писали письма в Армению и просили прощения – всем было стыдно. Мы сами потом стали беженцами, мы только потом поняли, что такое потерять родину, родной дом. После этих событий все руководство Таджикистана подало в отставку: и первый секретарь РК КПСС, и председатели Верховного совета и кабинета министров. Но в Душанбе приехал Борис Пуго – и они все вернулись на свои посты.Пуго много знал об этих событиях, но его нет в живых. И Петкель знал, но он тоже уже умер. В Таджикистане осталось два человека, которые много могут рассказать о феврале 1990 года – но они молчат. Это Махкамов и тогдашний председатель Совмина Таджикистана Хаяев. Но именно потому, что до сих пор неизвестны подробности февральских событий, из февраля никто не вынес никакого урока. А нам нужно не только знать эти уроки – нам нужно покаяться. Потому что цена февральских событий – не только 26 погибших, о которых сегодня никто не помнит, но и гражданская война, потому что после февраля 1990 года народ стали делить на «красных» и «зеленых», на «юрчиков» и «вовчиков». Да и о войне, которой тоже скоро двадцать лет, стараются не говорить. Никто не знает, кто герои, кто антигерои, кто враги, кто друзья… Не только мировое сообщество, но и сами таджики не знают, из-за чего и за что погибли 150 тысяч человек… Ни один генерал, ни один полевой командир не покаялся в том, на что обрек свой народ на этой войне. Трагедия, если страна не знает своего прошлого. Антиузбекская и антирусская истерия, которая сегодня идет в Таджикистане, может стать прологом новой катастрофы, которая обрушится на нашу маленькую многострадальную землю…»

Ответов - 136, стр: 1 2 3 4 5 6 7 All

Андрей: Еще. Свидетельства офицера Внутренних Войск МВД СССР, принимавшего участие в подавлении беспорядков в Душанбе в феврале 1990 года: Владимир, 24.03.2010 Я принимал непосредственное участие в подавлении массовых беспорядков в городе Душанбе с 12 февраля 1990 года. Служил в 3-ей оперативной бригаде ВВ МВД СССР (город Фергана).Нас сводный батальон должны были отправить в город Баку,де с 18 января 1990 года находились основные силы бригады,но ночью с 11 на 12 февраля 1990 года подняли по тревоге,загрузили в ИЛы ик обеду мы были в Душанбе.При подлете к городу в иллюминатор я увидел,что в нескольких местах сильные столбы дыма-горели здания. Сразу из аэропорта нас отправили к зданию ЦК компартии Таджикистана.К нашему прибытию там уже горело левое крыло и бесновалась толпа в несколько тысяч человек.Толпу мы оттеснили от ЦК метров на 200.Примерно через полчаса появились мусульманские священники и стали провоцировать толпу на нападения на нас.Из толпы стали бросать проволочные петли (ОЧЕНЬ ХОРОШО СОСКАЛЬЗЫВАЮТ С КАСОК НА ГОРЛО!!!!) один рывок-солдат без сознания и его тащут в толпу.А у солдата автомат и патроны!! Еле отбили несколько солдат от нападавшей толпы.И тут со стороны толпы раздались выстрелы.В соседнем батальоне (Советская Армия,кажется из Душанбинского гарнизона) упало несколько подстрелянных военнослужащих)В это же время у нас еще двоих солдат поволокли в толпу петлями. Когда из толпы начали стрелять с нашей стороны у кого -то нервы не выдержали и в ответ дали несколько очередей.Толпа сразу ломанулась вниз по спуску- впереди быстрей всех драпали муллы-провокаторы. И НАЧАЛИСЬ МАССОВЫЕ ПОГРОМЫ ЕВРОПЕЙСКИХ КВАРТАЛОВ,а ИМЕННО : 32-33-34 и других микрорайонов. Вечером нас сняли с охраны здания ЦК и отправили в миркрорайоны,где шакалили таджикские банды :насиловали европейских девчат,избивали любого мало-мальски похожего на европейца(досталось и некоторым таджикам-среди них есть немало и светлых.)Грабили магазины,жгли троллейбусы,автобусы,машины.В это время в город были выведены танковые части. Разогнав несколько банд в 33 и 34 микрорайонах и сдав задержанных погромщиков местной милиции (через несколько часов кое-кого из них мы опять отловили на улицах) мы получили сообщение,что толпа примерно из 2000 человек движется к 33 микрорайону,громя все на пути,избивая людей и поджигая здания.Мы выехали на перехват(нас было около 300 военнослужащих). Действовали быстро и жестко - за 15 минут уложили всю толпу мордами в асфальт.Начали фильтрацию. Каково же было наше изумление,когда мы отфильтровали почти 100 человек городского комсомольского оперативного отряда,возглавляемого 20 сотрудниками Душанбинского городского КГБ !!! У всех при личном обыске были удостоверения личности.А доблестные комсомольцы-оперотрядцы имели и по несколько бытылокс бензином.Ялично этих доблестных КГБшников привез в МВД Таджикистана и сдал министру.Пока сдавал,как из под земли появился незабвенный Петкель. Оказывается его ребята ВЫЯВЛЯЛИ В ТОЛПЕ ПОГРОМЩИКОВ ОРГАНИЗАТОРОВ ПОГРОМОВ!!!!!!! Он сразу забрал своих ребят,а министр внутренних дел даже не дернулся!!! ВЫВОДЫ ДЕЛАЙТЕ САМИ. Через 2 дня меня ,троих бывших со мной офицеров и отделение солдат (кто конвоировал задержанных в МВД ) вызвали министр ВД Таджикистана и командующий опер.группой ВВ МВД СССР поблагодарили за отлично проделанную работу,взяли подписки о неразглашении и ПО ДОБРОМУ посоветовали держать язык за зубами. А 16 февраля меня ранили,переломали несколько ребер,сломали руку в очередном побоище,затем передвижной госпиталь ВВ и 20 числа эвакуировали из Душанбе с другими ранеными и покалеченными.Да,чуть не забыл,журнал боевых дейстий был переписан заново,чтоб не было упоминания о том эпизоде с КГБ. Вот такая история. Началось с армянских беженцев,перенеслось на погромы европейцев,а потом начали резать друг друга,выясняя,кто есть более истинный таджик.И лапу приложило доблестное КГБ, любимая партия(КГБ без нее никуда) и преданный комсомол. Между прочим в те времена более половины мулл и прочих мусульманских священников были так или иначе повязаны с КГБ.

Андрей: Дальше. Дорогой, Вы с русской мамой в каком районе жили в 1990 году? Явно не в Душанбе. А я вот жила в Душанбе и до сих пор помню февраль 1990 года. И не надо путать это с гражданской войной, которая началась осенью 1992 года. А февральские события 1990 года в Душанбе имели ярко выраженный антирусский характер, Заходили в автобусы, троллейбусы молодые таджики, за волосы вытаскивали лиц нетаджикской внешности, кидали на асфальт, топтали и пинали ногами, женщин заставляли раздеваться и при всех насиловали, а мужчин - камнями забивали. Я сама лично это видела и другие подробности можете посмотреть в поисковике "Февральские события 1990 года в Душанбе." И все, что там написано - это правда. Я жила на Испечак-2 ., таджики, зная, что бьют русских, вдруг все дружно вывесили свои курпачи (национальные одеяла) сушить на перила балконов (в феврале месяце!), а с той стороны дома, где нет балконов, через форточки вывесили таджикские атласные тряпки. Это был опознавательный знак - "Мы - свои". А ночью ходили таджикские парни и били стекла там, где не было тряпок. Били стекла машин, если водитель был не таджик и т.д.и.т.п. Мы все были в ужасе, таджики показали свое истинное лицо. Были лозунги: "Чемодан - вокзал - Россия" и т.п. Русские погромы продолжались несколько дней, пока не ввели войска. Некоторые русские начали уезжать уже в конце февраля, но многие ждали окончания учебного года своих детей и уезжали летом 1990 года. А гражданская война повторяю, началась осенью 1992 года, к тому времени более 70% русских уже уехали, но на заборах были надписи: "Русские, не уежайте, нам нужны рабы". После отъезда большинства русских оказалось, что между таджиками куда более серьезные противоречия и началась борьба за власть, когда таджик убивал таджика.Оставшихся русских бить стало неактуально, так как они не участвовали в борьбе за таджикскую власть и поэтому их не трогали. Февральские события 1990 года таджики не любят вспоминать, это позорная страница в их истории, они говорят обобщенно про годы гражданской войны, когда они сами пострадали, а русские не забудут февраль 1990 года. Не надо путать: отдельно мухи, отдельно котлеты. Февральские события 1990 года - таджики против русских, гражданская война 1992-1997 гг- таджики между собой. А вот и такое мнение еще: На самом деле если вспомнить февраль 1990 год, то там действительно многим попалось. Конечно в том числе и русским. Никогда не надо забывать, что для нас сделал русский народ. Мы должны им благодарны за это. Посмотрите на нашего соседа Афганистан. Там были англичане и кроме геополитического интереса и использования своих нужд ничего не сделали. А тут построенные города, инфраструктуры,ГЭС-ы и.т.д. Особенно русским и России должны быть благодарны памирские таджики. Это за освобождение от афганского нашествия и бухарских наемников, которые убивали, грабили, насиловали и издевались. Поэтому я считаю,что мы должны просить прощения за те погромы и Правительства Таджикистана должно это сделать в первую очередь. Многие,которые покинули Таджикистан держат зла на нас и они правы. Кроме всего этого надо возвращать тем людям квартиры, которые были присвоены незаконно после того как они поспешно покинули республику.

Андрей: И еще. serjio28, 14.03.2010 эпизоды из жизни Душанбе 1990 годов - Микрорайон на окраине города. В многоэтажном доме практически все русскоязычные, но уже в некоторых квартирах заселяется народ из кишлаков. Вечер. Человек десять русских подростков сидят и слушают Патрисию Каас. Музыка звучит на весь двор. Неожиданно к ним подходит два взрослых таджика и требуют выключить "русские песни", потому что дескать тут Таджикистан и песни должны быть таджикские. Таджики здоровые и злые мужики и поэтому подростки ретируют и отключают звук. - еду в автобусе, на сиденье сидит русский мужик, над ним наклонясь едет таджик. Много народу. Таджик периодический задевает русского по голове. На 10 раз тот не выдерживает и просит так не делать. Таджик неожиданно взрывается - "Ты такой сякой, мать твою растак. сиди алкаш тихо или уматывай в свой расей." Русак отворачивается и дальше едет молча. - звонок в дверь. Я 17 летний пацан иду открывать. На пороге 3 или 4 молодых таджиков. Спрашиваю "Вам кого ребята?". Отвечают - "Тебя". Быстро закрываю дверь. Ломятся минут 5 потом уходят. - ночью увидел в окне какие-то странные огни и рев бульдозера. Утром очень удивился увидев несколько БТР около дома. Оказывается военные подогнали их чтобы охранять свои дома. строим баррикаду около домов что выходят не центральную улицу. Взрослые мужики ночью жгут костры и дежурят по очереди. Милиция просит расходиться, а военные говорят о том что ситуация херовая - надо сопротивляться. Ходим помогать взрослым и носим белые повязки. Иногда по центральной улице видны торопливые толпы таджиков в чапанах с палками. К нам не суются. Центр города в весь в танках. - эпизод из детства год наверно 1982. Иду по улице. Впереди по улице стоит взрослый таджик с пацаном моего возраста. Увидев меня что-то шепчет своему сыну. Тот понимающе кивает головой и с ненавистью смотрит на меня. Когда я прохожу мимо него вдруг бросается на меня и пытается ударить. Таджик одобряюще кричит - "Офарин" и пытается плюнуть в меня. Убегаю от обоих. - похороны. Траурная процессия машин по дороге на кладбище. После разворота с Айни в стороны кладбища останавливаемся на несколько минут около кишлака для каких-то формальностей. К машине с покойником сразу же подбегает куча малолетних таджичат и начинает громко крича лезть на борта грузовика чтобы посмотреть на страшное содержимое. Их не останавливают не плачущие родственники ни общий скорбный момент. Несколько человек им говорят чтобы ушли, но это только раззадоривает пацанов. Один пытается кинуть камень внутрь машины. Видно, что им просто нравиться над нами издеваться. Мы для них ЧУЖИЕ, с которыми можно делать все что угодно. Подходит таджик прохожий и громко по таджикский говорит им чтобы ушли. Пацаны мгновенно изчезают - СВОИХ они слушаются беспрекословно. Продолжение: Мария, 31.05.2010 Не читала все комментарии. Хочу оставить свой маленький. Взгляд русского ребенка на февральские события 1990года. Помню: Как нас детей всех национальностей подняли в тихий час и повели в бомбоубежище. Воспитательницы-таджички были очень напуганы. Потом за мной пришла тетя - она училась недалеко, в университете. Где-то стреляли. Потом помню маму, которая бежит на встречу с заплаканным лицом, и видя меня падает на колени. Я не понимаю почему. Сижу дома. За дверью мужчины с автоматами. Они пришли в семью моей подруги Вики - у нее отец афганец. Дедушка велит сидеть тихо. Отца Вики и их имущество увозят. Вика, ее мама и брат ночуют у нас. Их били, не сильно. Обещали убить нас - если заявим. Жили мы на повороте аэропорта. Окна выходят на улицу. Я сижу на балконе. Мимо идут БТР (или что-то в этом роде). Мне страшно. Мама уже позже рассказывала, как она возвращаясь по мосту домой чуть не погибла. Ехали в рафике. На мосту кардон. Проверяют машины на наличие нетаджиков. На глазах всего рафика останавливают машину: там русские парень и девушка. Их вытаскивают из машины, избивают, девушку раздевают. Оканчивается тем, что их сбрасывают с моста. Мама и еще одну русскую женщину ехавшую в рафике, пассажиры (таджики!!!!) прячут в ногах под одеялами. Так и проезжают. Мне все равно таджик-русский-еврей-хохол. Надо оставаться людьми. Чего и вам желаю.


Андрей: Также заслуживают внимания такие статьи: 1. http://golos.ruspole.info/node/2627 Свидетельства Владимира Старикова- русского инженера-переселенца из Душанбе. 2. http://news.rambler.ru/18304244/ О русских в Таджикистане в наши дни.

Стасег: Андрей пишет: В провокациях против русских в Душанбе, помимо прочих, также принимали участие тамошние евреи и узбеки. вообщем-то неудивлен все сходяться на одном-были провокаторы, и не местные, толпа обпаивалась водкой и конской наркотой и шла резать

Андрей: Стасег пишет: вообщем-то неудивлен Ну, да. И, как я написал, в то же время многие таджики помогали русским. Хочу сказать этим добрым таджикским людям: "Рахмати калон!" (что означает "Большое спасибо!"). Стасег пишет: все сходяться на одном-были провокаторы, и не местные Это были жители кишлаков- безграмотные и бестолковые. Сами они в своей жизни ничего не создали, а порушили многое. Вот выдержка из статьи В.Старикова: Погромы проходили по следующему сценарию. С утра к зданию ЦК и Совмина стягивались на митинг группы молодых ребят, вооруженных палками. Так как дороги, ведущие в город не блокировались, то их число за счет прибывших из южных районов Таджикистана достигало 50-70 тысяч человек. Многие участники митингов были одурманены водкой и наркотиками, раздаваемыми при въезде в город и на рынках бесплатно. Но больше всего этих "борцов" с коммунистическим режимом, основным требованием которых была отставка первого секретаря ЦК КП Таджикистана К.Махкамова, пьянило чувство вседозволенности и полной безнаказанности. На митингах призывали бить и изгонять русских из республики, выкрикивались националистические лозунги. Получив заряд агрессивности и злобы, толпа растекалась по улицам города бандами по 50-100 человек, для которых не было ничего святого. Они били витрины магазинов, жгли газетные киоски и остановки городского транспорта, разбивали автоматы с газированной водой и автомашины (даже "скорой помощи"), врывались в квартиры и избивали их жильцов, увечили прохожих, насиловали женщин, не щадили детей, грабили и убивали. По данным официальной статистики в эти дни погибли 34 человека. Стасег пишет: толпа обпаивалась водкой и конской наркотой и шла резать Да. Вообще-то, религия ислама не приветствует спиртные напитки, но, "ради достижения цели- все средства хороши". Многие участники митингов были одурманены водкой и наркотиками, раздаваемыми при въезде в город и на рынках бесплатно. (краткая выдержка из той же статьи).

Андрей: Вот еще одна статья: Горячий февраль 1990 года в Душанбе Десятые числа февраля – это очередная годовщина событий в Таджикистане. В годы перестройки здесь проходила гражданская война – наверное, эта республика наиболее болезненно пережила развал СССР. У гражданской войны в Таджикистане было много причин. Общая истерия по поводу распада Союза наложилась на экономические проблемы республики. Но главную роль сыграли межнациональные противоречия. Важные государственные должности могли занимать только таджики. Начался отток русского населения из Таджикистана – до 1990 года в Душанбе проживало около 80% русских, потом многим пришлось уехать, оставив все. Наверняка здесь было и внешнее влияние – говорили о программе "Ислам против коммунизма", которая создавалась в аналитических центрах США, Великобритании и исламских стран. В ней описаны болевые точки республик Средней Азии и просчитаны варианты дестабилизации ситуации в регионе. 2. Итак, причин войны было много, а поводом стал простой слух. После землетрясения в Спитаке в Таджикистан привезли армян-беженцев. Говорили о том, что их тысячи, и им вне очереди будут давать квартиры. На самом деле, их было всего 47 человек. 10 февраля 1990 года группа молодых людей устроила армянский погром. 11 февраля у здания ЦК КПСС Таджикистан прошел митинг, участники которого требовали депортировать армян из страны под угрозой расправы. Лидеры преступных группировок наводнили город. В город из кишлаков свозили молодеж, вооружали арматурами и бутылками с зажигательной смесью. 12 февраля на том же месте собралась многотысячная толпа, которая требовала отставки 1-го секретаря КПСС К. Махкамова. К середине дня митинг перерос в массовые беспорядки. Штурмовали здания ЦК и Минводхоза, громили магазины. Здесь тоже есть своя странность – совсем не пострадали магазин «Березка» и бар «Восточный». Наверняка действиями толпы управляли заинтересованные люди. Молодежь подогревали водкой и анашой. В Душанбе возникли отряды самообороны. Это был поразительный опыт. В микрорайонах собирались такие отряды, в которые входили таджики, евреи, русские… Они охраняли от погромщиков входы в подъезды, подходы в свой микрорайон, придумывали какую-то самодельную сигнализацию (рельс), носили белые повязки… Отряды самообороны просуществовали дней десять, собираясь по вечерам и дежуря по ночам. Ввоздухе висела злоба, звучали антироссийские лозунги. Это был взрыв национализма, как болезнь, как эпидемия. Я до сих пор не понимаю, как такое могло случиться именно в Душанбе… 13 февраля беспорядки охватили весь Душанбе. Митингующие добились отставки правительства, но спокойствия это не принесло. В городе был объявлен комендантский час, жители сами защищали свои дома. Вечером 13 февраля в город ввели войска, напряжение ослабло. Объявлен траур по погибшим, жизнь потихоньку возвращалась в привычное русло. Февральские события 1990 года в Душанбе останутся в истории Таджикистана черной страницей, причем страницей непрочитанной. Никто до сих пор точно не знает, как могло случиться то, что случилось, не названы виновные в тех событиях. Нынешние власти стараются о феврале 1990 года молчать, вообще не вспоминать. Фактически события 12-14 февраля 1990 года были предвестниками гражданской войны, начавшейся в мае 1992 года. К 90-му году в Таджикистане проживала самая южная русская община бывшего СССР, насчитывавшая 437 тысяч человек. После гражданской войны и всеобщего обнищания в этой, ныне независимой, республике осталось не более 40 тысяч русскоязычных граждан.

Мики: Евреи учавствовали? Интересно зачем А таджики вообще не при чём были Так мимо проходили Бате моему стекла в машине тоже евреи побили?

Мики: Продолжаю У нас в универе, когда на военке офицеры рассказывали, как девчёнкам-таджичкам, которые не были в национальных одеждах,чуть ли не били, один из таджиков, прямо заявил- я учавствовал в великой акции таджикского народа Да я тоже был в белых повязках на Чехова

Мики: Фразы того времни -русских выгоним, евреи сами уедут Много чего бы ещё мог рассказать Так, что Андрюша, учи историю ,про Душанбе того времени....

Мики: потом довольно много из этим акционеров из кишлаков скупали квартиры у немцев , евреев,русских,узбеков,... за бесценок Так , что да -великая акция таджикского народа Да , таки да ,евреи с узбеками такое и устроили ....

Мики: сорри я не правильно понял коммент про евреев и узбеков это чужая фраза Андрей , вряд ли из Душанбе, просто задралo это враньё

Андрей: Мики пишет: Фразы того времни -русских выгоним, евреи сами уедут Много чего бы ещё мог рассказать Русские- в Рязань, татары- в Казань. К примеру. Мики пишет: Так, что Андрюша, учи историю ,про Душанбе того времени.... Я довольно подробно и досконально изучал события тех дней. Мики пишет: сорри я не правильно понял коммент про евреев и узбеков это чужая фраза Это были слова таджика, который сам был свидетелем тех погромов. Мики пишет: Андрей , вряд ли из Душанбе, просто задралo это враньё Я- не из Душанбе. Верно. Я, однако, собирал информацию из разных источников, в т.ч.- от таджиков. Я сейчас не виню таджикский народ. Мики пишет: У нас в универе, когда на военке офицеры рассказывали, как девчёнкам-таджичкам, которые не были в национальных одеждах,чуть ли не били, один из таджиков, прямо заявил- я учавствовал в великой акции таджикского народа Было такое.

Мики : Андрей пишет: Это были слова таджика, который сам был свидетелем тех погромов. или участником? Да были и таджики кто был в отрядах самообороны - белые повязки у нас во дворе главный был парень-таджик бывший афганец милиция до этого просто сказала - мы вас защищать не можем и люди пошли просто по соседям собирать такие отряды магазины не работали,кто что успел купил когда через несколько дней ввели войска, люди выходили к танкам и солдатам выносили еду они брали , видимо дейстительно были голодные , их целыми днями гоняли на патрули Я много чего бы мог рассказать, только кому это теперь нужно да и хрен уже с ним наверно....давно не там и быть там не желаю....

Андрей: Мики пишет: или участником? Истины теперь не дознаешься. Лично с ним не общался, лишь через Интернет на форуме сайта "Таджикские трудовые мигранты", да и было это уже несколько лет тому назад.

Андрей: Мики пишет: Так, что Андрюша, учи историю ,про Душанбе того времени.... Еще статья в тему: Что было с русскими в Таджикистане после 1991-го Четверть века назад русские, оставшиеся жить в национальных республиках, нашли себя в новой реальности. 32-летняя Ольга Живоглядова родилась в Душанбе и прожила там до 2001 года. Она рассказала о том, как маскировались по-европейски одевавшиеся таджички, почему детей было принято водить в школу за ручку до средних классов и как кольца спасали ей жизнь. — И я, и мои родители родились в Душанбе и прожили в этом городе вплоть до 2001 года. В Таджикистане всю жизнь провели и их родители. Я и брат учились в школе, оба родителя работали (по крайней мере, поначалу), бабушки были на пенсии и занимались хозяйством. Привычный ход жизни нарушился не сразу после распада СССР, а несколько ранее. Переломным моментом для жителей Таджикистана стали известные февральские события 1990 года (в Душанбе вспыхнули беспорядки из-за слухов о том, что жилье в городе выделят не местным жителям, а беженцам из Армении. ). Это был первый крупный политический и межэтнический конфликт в стране. Мне тогда было пять с небольшим, поэтому у меня воспоминаний не так много; однако, по словам моих родителей, помимо перестрелок на центральной площади Душанбе и в других городах Таджикистана, а также столкновений митингующих с властями, на улицах начали появляться агрессивно настроенные отморозки с ярко выраженными происламистскими и антироссийскими настроениями. Начались массовые беспорядки; по одному из центральных проспектов девятым валом катилась толпа, полностью закрывшая собою улицу и крушащая все на своем пути. Тут уже в ход шло не только «оружие пролетариата». Толпа переворачивала машины, била витрины, избивала и убивала людей, причем под раздачу попадали все: и таджики, которые чем-то не приглянулись, и, в особенности, русские; мужчины и женщины. К примеру, если накрашенной или одетой по-европейски девушке-таджичке не повезло попасться на их пути, участь ее была печальной. Мамин сосед ехал на машине по улице и попал в эту толпу; его почти заблокировали, хотели остановить; однако он прекрасно понимал, что произойдет, если он послушается. Поэтому он просто надавил на газ и прорвался сквозь толпу на полном ходу. Мамина соседка с ребенком вовремя заметила поток людей и улизнула от него дворами. Саму маму и ее сослуживцев начальник (таджик) не хотел отпускать домой с работы, опасаясь за их жизнь, и предлагал переночевать прямо в офисе, пока толпа не схлынет. Но как женщины (а мама работала в отделе кадров, состоявшем преимущественно из женщин) могли остаться, если в школах и садах их ждали дети, а мобильных телефонов тогда не было? Некоторые вышли из положения следующим образом: в машине, развозившей сотрудников по домам, русских женщин усадили посередине и посоветовали пригнуться, а окружил их мужской состав компании, причем на всех мужчинах, как по команде, появились национальные тюбетейки и чапаны. Жить захочешь — еще и не то появится… Так, прячась, женщины и добрались до дома. Другая мамина коллега, таджичка с крашеными рыжими волосами, заматывалась в платок по самые брови — чтобы случайно прядка не выбилась. За это тоже убить могли. Из моих же личных воспоминаний остались танки, бэтээры и комендантский час, с наступлением которого родители завешивали окна толстыми одеялами (мы жили на втором этаже, и камень спокойно мог залететь в окно), выключали свет и тихо читали нам сказки при лампе. А когда по улице ехала боевая техника, мы с братом втихаря старались отодвинуть одеяло, чтобы увидеть боевые машины своими глазами. Именно после этих событий началась первая волна репатриации — особенно среди тех, кто столкнулся с непосредственной угрозой жизни. Часть наших знакомых уехала, и мы потеряли с ними связь на долгие годы: почта не доходила, дозвониться было невозможно, да и телефоны были не у всех. Почту, кстати, могли просто выбрасывать: как рассказывала наша знакомая, когда она ехала в поезде из Таджикистана в Россию, мимо окна вдруг полетели белые конвертики… Почему мы не уехали? По словам родителей, они все еще надеялись на центральную власть Советского Союза и на ее помощь в разрешении конфликта. Но, как сказал Горбачев, «должна победить мудрость» — так чего же вмешиваться? Мол, местные сами разберутся. Но местные не разобрались. А когда родители это поняли, было уже поздно: денег не стало (старая грустная история о том, как сбережения восемнадцати лет превратились в два «Сникерса»). Да и куда ехать? Родственников в России у нас не было, а со знакомыми, как я упоминала выше, связь практически прервалась. После февральских событий наступило короткое затишье; однако позже, вместе с распадом СССР, конфликт вышел на новую стадию: столкновения между правительственными кланами, традиционно возглавляемыми ленинабадцами, и исламистской оппозицией, в частности памирцами, переросли в разделение страны на два лагеря. В итоге это вылилось в гражданскую войну кланов, которая сказалась и на отношении таджиков к некоренной части населения. Уже во время этой войны появились открытые лозунги (со стороны оппозиции, кажется, Партии исламского возрождения): «Русские, не уезжайте, будьте нашими рабами». Другие же представители оппозиции, напротив, настаивали на выдворении русских из страны или же их уничтожении. В некоторых районах Душанбе и на окраинах города находиться было опасно для жизни. Наша знакомая с семьей уехала после такого случая: в районе, где они жили, толпа ваххабитов ворвалась в дома, где проживали русские, вывезли всех мужчин за город к реке, выстроили на берегу и сказали: «Если завтра в это же время вы еще будете в стране, мы вас привезем сюда же и всех перестреляем». Многие бросали свои квартиры и имущество, уезжали на чем могли, с теми пожитками, которые успевали собрать за ночь. Уезжали в никуда. Другие, как и мы, оставались, однако в течение нескольких лет ни о какой безопасности не могло идти и речи. Еще один мамин сосед, уже пенсионер, работавший водителем, как-то вечером развез сотрудников по домам и уже направлялся домой, как вдруг его остановили люди с автоматами, вывели из автобуса и расстреляли. Соседку из нашего двора, таджичку, одевавшуюся по-европейски, чуть не вытащили из автобуса — благо он был переполнен, и мужчины в автобусе буквально заслонили ее своими телами, добрый человек накрыл ее мешком. Защитниками выступили таджики же, поэтому нападавшие до нее не добрались. Естественно, далеко не все таджики были настроены агрессивно — только радикальные представители оппозиции и те отморозки, которым было все равно, в кого стрелять (впрочем, их было немало). Мы с соседями (в основном таджиками) жили дружно, общались семьями, они присматривали за нашей квартирой, когда мы были на даче, и за квартирой нашей русской соседки, которая много лет прожила в России, прежде чем вернуться и продать свое жилье — иначе его могли легко занять, таких случаев хватало. На работе особых конфликтов не было ни у мамы, ни у папы. Разве что можно вспомнить один случай. Мама работала на таксомоторном предприятии начальником отдела кадров, поэтому через ее отдел проходили все сотрудники компании, в том числе сторонники оппозиции. И вот один сотрудник (как потом выяснилось, вооруженный автоматом) заявил, что русские должны поддерживать их партию, мол, нынешняя власть плохая. На что мама возразила, что неплохо бы им сначала между собой разобраться, прежде чем русских приплетать. Слово за слово — из кабинета незаметно выскользнули все, а мама просидела пару часов под дулом автомата. Несколько лет спустя, уже после войны, она встретила этого сотрудника в городе. Он извинился перед ней, объясняя все тем, что их обманули: мы-то, мол, думали, что оппозиция выступала за дело Аллаха, а оказалось, что это такие же рвущиеся к власти негодяи. Бог простит, ответила мама; нам все равно один путь остался — в Россию. Ну а пока мы жили в Таджикистане, и в условиях экономического распада всем оставшимся приходилось выкручиваться. Заводы либо перестали функционировать, либо сильно сократили производство, а в Таджикистане заводов было немало. Многие банки во время войны были попросту разграблены; да что уж говорить — даже животные из зоопарка исчезли, предполагаю, что пошли на мясо. Многие люди, оставшиеся без работы, подались в челночную торговлю. Папа работал главным метрологом на кабельном заводе, однако, когда метрологию отдали кооперативам, ее, по сути, не стало. Тогда он ушел электриком на ювелирный завод. Это нас выручило. Отец стал ювелиром-самоучкой — и притом хорошим ювелиром. Заказы сразу пошли, сарафанное радио сработало; тем и кормились. Мама в те годы вынуждена была уйти по семейным обстоятельствам: тяжело заболели мой брат и бабушка. Кроме того, она лично отводила нас в школу и забирала после уроков — и так начали поступать многие родители, поскольку далеко не каждый в то время решался отпускать детей в одиночку. Мы бунтовали, конечно. Но сейчас я смотрю на ситуацию с другой стороны и прекрасно понимаю, почему нас вплоть до шестого класса водили за ручку. Когда мы начали ходить в школу самостоятельно, нам пришлось регулярно сталкиваться с «кишлачными». Так мы называли диковатых подростков и молодых людей, которые на улицах вели себя агрессивно при встрече с русскими. Как правило, они недавно переехали в Душанбе из деревень и кишлаков. Эти ребята никогда не нападали один на один; нормальным считалось соотношение от пяти человек к двум защищающимся. Иногда столкновения носили случайный характер; но одно время нас с братом подкарауливала одна и та же компания в одном и том же районе. После того как они выяснили, что мы умеем драться (мы оба еще в пятом классе начали серьезно заниматься единоборствами), они уже и впятером не нападали: просто кидали камушками с нужной дистанции. Когда я стала постарше, мне пришлось драться еще чаще — некоторые таджики просто не могли пройти мимо. Но поскольку от девчонки никаких подвохов не ожидали, приставали обычно поодиночке, максимум вдвоем. И тут добрую службу мне сослужили кольца, которые папа давал мне поносить, — а точнее, вставка (ограненный камень) и острый каст (оправа камня) у них. Собственно, они выполняли роль кастетов: в ответ на наглые приставания я без предисловий била прямо в лицо — а потом уже можно было убегать, ибо противник еще минуту находился в состоянии шока. Другого способа я не видела. Это очень утомляло: представьте себе, постоянно находиться начеку, быть готовой в любой момент нанести удар. Хотя война закончилась в 1997 году, боевики оставались в городе чуть ли не до последнего. По городу ходило много историй, как девушек затаскивают в машины и увозят в неизвестном направлении. Сама я столкнулась со следующим: гостя летом у бабушки на окраине города, где в 1999 году было уже вполне тихо, я возвращалась с реки по дороге. Меня нагнала машина с двумя парнями: молчаливым водителем и боевиком (в форме, с автоматом, как положено), который открыл дверь со своей стороны и начал предлагать знакомство. Тут уж, разумеется, «кастет» бы не помог; поэтому пришлось его забалтывать, пока не дошла до своего переулка, а там дело техники: ускользнуть и захлопнуть железные ворота. Отголоски войны преследовали до начала нулевых. Вот трагическая история моего одноклассника: играя на улице, он нашел запал от мины (этого добра тогда было как грязи). Мальчишеское любопытство взяло верх над осторожностью, и дома он решил разобрать интересную штуковину. Исход летальный. Все эти события тоже послужили одним из решающих толчков, побудивших родителей к переезду: мы перешли в одиннадцатый класс, надо было задумываться о будущем, об университетском образовании, о последующей работе. Да и хотелось уже пожить немного спокойнее, без постоянного внутреннего напряжения и внешних угроз. Кроме того, произошли события 11 сентября 2001 года и родители попросту опасались, что американцы начнут бомбить Афганистан, а какой-нибудь «томагавк» случайно прилетит не туда, как шальная пуля. До Афганистана же от нас рукой было подать. К счастью, к тому времени российское гражданство у нас уже было на руках. Итак, осенью 2001 года мы наконец «созрели» уезжать в Россию. Но тогда американцы начали бомбить талибов, и гражданские самолеты через Таджикистан не летали, а поезда не ходили. Был только один выход — военные самолеты. Через мамину коллегу, муж которой служил в 201-й дивизии, российской базе в Таджикистане, организовали посадку в военный транспортник. Получилось это только со второй попытки: первый самолет был переполнен, поскольку контрактники уезжали, офицеры увозили свои семьи в связи с опасной ситуацией. Это был наш с братом первый полет — пять часов мы тряслись на узкой деревянной скамье, в духотище и турбулентности (как раз попали в «афганец» — пыльную бурю), зажатые людьми и огромными челночными сумками со всех сторон. Из пожитков у нас было три сумки, по одной на каждого — весь наш багаж и все наше богатство на ближайший год в России. Летели в неизвестность. Приземлились на Чкаловском аэродроме под Москвой. Дальше начинается уже другая история поиска нашего места в новой стране, на исторической родине, воссоединение семьи, адаптация, выживание и жизнь. Стоит, пожалуй, упомянуть то, что гражданство наше многострадальное проверяли почти семь месяцев, из-за чего мама даже работать не могла. Но к окончанию школы все же успели. Гораздо сложнее пришлось тем русским, кто пытался получить гражданство уже в России. А моя история дальше была благополучной: я поступила на филфак МГУ им. Ломоносова, окончила его, и сейчас у меня хорошо оплачиваемая работа, я много путешествую. Есть планы следующим летом отправиться в Таджикистан в Фанские горы. Если, конечно, к этому времени там снова не начнется гражданская война. Источник: https://hystory.mediasole.ru/chto_bylo_s_russkimi_v_tadzhikistane_posle_1991go

Андрей: А вот комментарий к той статье: Да, страшно это читать. Моим родителям пришлось пройти через этот беспредел. Огромная толпа шла по улице, ведущей в аэропорт. Люди из близлежащих домов образовывали типа ополчения, простые, не обученные военным действиям и просто дракам мужчины всех возрастов, среди них мой отец 54 лет, выходили им навстречу, и толпа эта остановилась долго стояла, но всё-таки ушла. Дежурили круглосуточно долгое время. В 1992 г. моего отца избили, через несколько дней он умер, никто даже следствие не проводил. Перестали платить зарплаты и пенсии, люди продавали свои вещи, посуду. В 1993 г. моя мама уехала к нам в Россию, слава Богу мы давно с сестрой жили в России. Квартиру ей удалось продать только через 12 лет за 10000 $, и тогда это было уже хорошо, в 90х годах трёхкомнатные в центре города продавались не больше, чем за 1000$. Люди просто бежали, бросая нажитое годами имущество. Мои одноклассники, которые тогда ещё жили в Душанбе рассказывали много страшного про тот период. Сейчас все в России. Ельцин тогда говорил :"Россия примет всех" Но всех принимали родные либо друзья. Государство ничем не помогало. Моей маме при регистрации как беженки дали единовременное пособие, составившее тогда 1/10 от моей небольшой тогда зарплаты. И все, выплывай как знаешь.

МАЙОР 03: Сначала русские поехали в колонии за длинным рублём, а потом, когда их начали вышибать туземцы - заплакали. А что Вы хотели? Белого человека на чужой земле всегда не любили. Особенно если он был умным и трудолюбивым. В отличии от вшивых туземцев! На острове Таити Жил негр Тити-Мити, Жил негр Тити-Мити, Был черный, как сапог. Вставал он утром рано, Съедал он три банана И, съевши три банана, Ложился отдыхать! (Это мотив Чарли Чаплина, в нашем варианте "На палубе матросы, курили папиросы ...")

МАЙОР 03: В отличии от вшивых туземцев! Русские научили вшивых туземцев читать, писать, считать. Но не научили их думать. Но те решили, что они стали людьми! И теперь во всех своих бедах винят русских. Хохлы до прихода русских жили в жилищах сделанных из навоза, глины и соломы сечки с земляным полом и крышей из камыша. Теперь они живут в "сталинках", "хрущёвках" и "брежневках"! Но русские всё равно во всём виноваты.

Андрей: Как русские стали чужими в Таджикистане и что с этим делать Странные вещи, если честно. Нет, разжигания розни тут не будет, но о некоторых вещах стоит порассуждать. С прицелом на будущее. Итак, вслед за геноцидом в девяностых, который мы фактически забыли и простили, в Таджикистане началась новая волна всего антирусского. Ладно, бог с ней, с новогодней елкой, дедом Морозом и Снегурочкой. Их там, собственно, отродясь не было, можно и пережить. Этнически. Хотя запрещать точно не стоило, хотя бы потому, что абсолютно аполитичные и незлые персонажи. 29 апреля, власти Таджикистана официально запретили гражданам своей страны носить русские фамилии и отчества. То есть те, которые оканчиваются на «-ов», «-ова», «-ович» и «-овна». - Если ситуация не изменится, то через 10 лет наши дети разделятся на две группы, одна будет гордиться своими таджикскими именами, другая — будут носить чужие. Мы должны иметь национальные и патриотические чувства, - заявил заместитель руководителя органов записи актов гражданского состояния Джалолиддин Рахимов. Но фамилии-отчества чем провинились? Тем, что напоминают о некоей общности с нами, русскими? Странно. Уж простите, господа таджикские национал-патриоты, может, по примеру наших бывших прибалтийских собратьев вам есть что нам припомнить и выставить счета? Однако, не русские свергли президента в далеком уже 1992 году, не русские развязали гражданскую войну, призвав на помощь всю исламистскую черноту, начиная от "Талибана" и заканчивая "Аль-Каидой". Русские начали умирать от рук таджиков еще в 1990 году. На эту тему достаточно написано людьми, бежавшими в ужасе из Таджикистана. А сколько тех, кто не успел, кто погиб от рук озверевших от "свободы"? В 1990-м году в Таджикистане проживала самая южная русская община бывшего СССР, насчитывавшая 437 тысяч человек. После гражданской войны и всеобщего обнищания в этой, ныне независимой республике осталось не более 40 тысяч русскоязычных граждан. Окончательно избавляемся? Ваше право, господин Рахмонов. Другой вопрос, будут ли русские из 201-й бригады спасать вашу шкуру, как они в свое время спасали Нагиева. Хороший такой вопросец. Но не буду вдаваться в дальнейшие подробности. Не стану разжигать. Однако замечу, что все то, что делает господин Рахмонов, вполне попадает под категорию этноцида. Если переводить на русский - поступает не по соседски. И здесь замечание уже не в сторону Рахмонова. Видимо, он хорошо себя чувствует в своем кресле, раз позволяет себе вносить такие предложения. Замечание в сторону наших властей. Упомянутый выше Джалолиддин Рахимов заявил, что с жителями, которые хотят сохранить в фамилиях своих детей окончания, например, "ов", "ова","ович", "овна", ведется разъяснительная работа. "Мы, беседуя с ними, объясняем, что цель — таджикизация фамилий. Если ситуация не изменится, то через десять лет наши дети разделятся на две группы, одна будет носить таджикские имена, другая – будет носить чужие. Мы должны иметь и развивать наши национальные и патриотические чувства" Я так думаю, что мы, россияне, русские, в лице избранного нами Президента и сформированного им правительства, должны бороться с подобными вещами. Навязывание вместо русских имен таджикских, называя при этом эти имена "чужими", и говоря, что чужие имена могут внести раскол в общество - это просто так обойти нельзя. С одной стороны, если человек - гражданин Таджикистана, то это его личное дело, какое имя давать своему ребенку. Однако, если этот человек - русский, то насильственно его отаджикивать как бы не совсем прилично и законно. На многих сайтах уже зазвучали грозные призывы по отношению к толпищам таджиков, работающих в России и живущих за чет этих заработков. И, замечу, в независимой нищете Таджикистана, неплохо так живут. Я сталкивался несколько лет назад и с таджиками, и с узбеками, работающими в России. Да, откровенно скотское существование здесь оборачивается построенными домами и неплохой жизнью там. Суть проблемы не в этом. Хотя и в дешевизне и неприхотливости гастарбайтеров тоже. Проблема в том, что мы, Россия, обязаны защищать русских везде. И не обязательно с помощью танков и солдат. Можно проще и лучше. Если человек хочет остаться русским, если он хочет, чтобы его дети носили русскую фамилию, имя, отчество, а ему насильно навязывают таджикское, здесь надо действовать иначе. Программу помощи соотечественникам за рубежами России надо пересматривать, и пересматривать качественно. Украинские события показали, что мы не готовы к защите своих. Именно своих, тех, кто хотел бы приехать в Россию не в качестве беженца и жить на подаяние от добрых людей, пока ФМС оформит все документы. Такой человек, в отличие от гастера, приедет не отсидеться на пособии. Он готов приехать, чтобы работать, платить налоги и быть обычным гражданином страны. Своей, замечу, страны, по праву своего рождения. Значит, надо думать, как создать такие условия. И за счет кого. Кстати, за счет кого - тут можно и на гастерах сэкономить. Уменьшить квоту на въезд и работу, и дело с концом. Из расчета 1 к 50. Один русский въехал - 50 таджиков дома остались. Да, лицензия одного такого гастера - 4 тысячи в месяц. Потеря для бюджета? Да, потеря. Но речь идет о том, чтобы русскому было хорошо или хотя бы удовлетворительно. Думаю, что один русский стоит 50 таджиков. Тем более, что все заработанные ими деньги улетают за рубеж и обогащают "бригадиров". Во времена СССР народ как-то не заморачивался на тему, где и как жить. Партия сказала "Надо!", народ пошел. У меня дед Байконур строил, отец в Джезказгане (старом) родился. Да так бы и остались все там, если бы после Байконура еще один объект не пришлось строить. А то еще не понятно, где бы я жил, и гражданином какой страны являлся. Нашим властям очень сильно надо задуматься над политикой иммиграции. Очень сильно. Россия показала, что если что - мы опять сильные и дурные. Как в старые добрые времена. И как в те же времена, любви и обожания нам это не прибавит. Надо думать, пока еще летят первые ласточки. Запрещение русских обычае за рубежом, запрещение языка, борьба со всем русским. Потому что когда русских снова начнут убивать очередные борцы за чистоту крови нации, будет уже поздно. Роман Скоморохов



полная версия страницы